Чертежи Измайлова 1663–1670-х гг. из собрания РГАДА

Характеристика собрания чертежей Приказа Тайных дел в РГАДА.

Одно из самых крупных собраний русских чертежей XVII в. находится в фонде Приказа тайных дел Российского государственного архива древних актов . Оно возникло в результате хозяйственной деятельности Тайного приказа, начавшейся в 1663 г. и продолжавшейся до смерти царя Алексея Михайловича и упразднения этого учреждения в феврале 1676 г. В приказной описи 1676 г. этот комплекс не фигурирует, упоминаются лишь отдельные чертежи, часть из которых были переданы в 1681 г. в Приказ Казанского дворца . Вероятно, собрание чертежей Приказа тайных дел было выделено из приказных бумаг и описано лишь после их разборки в 1676–1684 гг. и передачи в Печатный приказ . Впервые комплекс упоминается в описи 1713 г., составленной по указу царя Петра I И.Зубовым . Документы Приказа тайных дел были вновь выявлены в 1830-х гг. при разборки В.В.Поленовым Петербургского Сенатского архива. В 1835 г. они были переданы в Петербургский Государственный архив Министерства иностранных дел . При фондировании собрания Приказа тайных дел, которое проводилось под руководством П.П.Пекарского и Н.А.Гиббенета, чертежи Тайного приказа были распределены по четырем частям . Эта система сохранилась без изменений до сих пор.

2. Типы изображений

Картографы XVII в. традиционно использовали два типа изображений: плановый и перспективный. Причем, достаточно часто эти изображения совмещались, например: к плану здания примыкали его фасады. Такой прием применялся в Измайлове при картографировании деревянного Покровского собора. Поскольку сохранилось множество различных изображений храма и одно из них имеет указание размеров, то возможно реконструировать внешний вид храма. Такая реконструкция была выполнена С.Ю. Сергеевым в 2007 г. и представлена в моем неопубликованном докладе «Чертежи XVII в. как источник для реконструкции памятников деревянного зодчества (на примере церкви Покрова в Измайлове)» на Международной конференции «Рябининские чтения» «Центры традиционной культуры Русского Севера: История и современность» (Петрозаводск, Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи», 17–21 сентября 2007 г.).

3. Авторы чертежей

3.1. Иконописцы

На территории Измайловской дворцовой вотчины работали русские и иностранные картографы. Русских картографов можно разделить на две группы: иконописцы и подьячие Приказа Тайных дел. В иконописной манере, которая была особенно характерна для провинциальной картографии, был выполнен только один чертеж — центральной части Виноградного сада (№ 33). Согласно этому чертежу, в центре Виноградного сада по углам от беседки предполагалось установить четыре фонтана в виде грифона, льва, единорога и барса. Эти изображения сделаны достаточно реалистично.

3.2. Подьячие

Большинство чертежей выполнили подьячие Приказа Тайных дел. Имя одного из них удалось установить благодаря сопоставлению почерков на чертежах и на приказных документах . Это — Петр Степанович Кудрявцев. Сохранившиеся хозяйственные книги Приказа тайных дел почти не сообщают никаких сведений о его участии в процессе картографирования земель, за исключением, наверное, покупки им 6 сентября 1663 г. «вервей для земляные меры» . В основном он занимался такой же хозяйственной деятельностью, как и прочие подьячие: подносил деньги и ткани царю и боярам, строил мельничные плотины в Никольском и на Меленках на Пехорке (1664–1665), Никольскую пасеку (1666), конные сараи в Тененеве и Петелине (1667), ведал пашню и покосы в Тененеве и Кудрявцеве (1667–1670), ведал товарами Малой Казенной Палатки «что у государя в верху на Заднем дворе» (в 1672/73–1675) и Новым Аптекарским двором (1675–1676), принимал, покупал, отправлял и выдавал хлебные запасы, строительные материалы и прочее, раздавал деньги подрядчикам и стрельцам-плотникам .

По всей видимости, часть чертежей связано с местом его работы. В частности картографирование Ивановской плотины, Строкинского пруда и кирпичного завода совпало по времени с его работой в Никольском и на Пехорке на Меленках, находящихся поблизости. Неслучайно 5 октября 1667 г. он вместе с подьячим Данилой Полянским раздавал деньги солдатам в Строкине . Составление чертежа Круглого аптекарского огорода, возможно, относится ко времени, когда Кудрявцев ведал Новым Аптекарским двором.

Чертежи подьячих Приказа Тайных дел отличаются использованием условных изображений, редкой детализацией изображаемых объектов, недостаточным владением математической основой картографирования и соответственно активным использованием текстового сопровождения.

3.3. Иностранные мастера

Иностранные картографы выявлены на основе особой техники изображения: показа светотени, трехмерного изображения строений и других объектов, элементов перспективного изображения, использования линейного масштаба с арабским цифрами , нехарактерных для русской картографии условных обозначений и техники стаффажа (на чертежах Просянской плотины). В Измайлове работало множество иностранных мастеров:

На Льняном дворе в 1667–1668 гг. работал полковник иноземец Густав Фан-Кампен (Фан-Канпен, Декентин, Деканпен) . Он имел определенное отношение к картографированию: 25 июля 1666 г. был «отпущен к Архангельскому городу полковник Густав Фан-Канпен, а с ним начальных людей 6 ч[еловек] да Артемонова Приказу пятисотенной десятник Васка Антипин Колмогор… а где какие руды и камень алавастр и иные угодья сысканы и осмотрены будут и то все описать имянно и всему тому написать чертежи» . По всей видимости, результатами поездки стал чертеж «морю Архангельскому, где ламают камень алабастр», упомянутый при разборе приказных документов . Фан-Кампен умер незадолго до смерти царя Алексея Михайловича — 23 декабря 1675 г.

В Просянском саду работали иноземцы: огородный стройщик и мастер Григорий Хут (Год) (1667–1670) , садовый мастер Давид Валентин Валентинович (Фалентин Фалентинов) (1669) и, возможно, садовый мастер Индрик Кашпир (Хендрик Каспер Паупс) (1667–1668) .

На Круглом огороде в 1670 г. работал аптекарь Иван, который, судя по величине хлебного жалования, был также иноземцем и специалистом высокого класса .

В Измайлове, в частности, в Виноградном саду, работал иноземец садовник и часовщик Терентьев Моисей (1665–1667) . В Измайловских садах также работал иноземец живописец и садовник Энглис Петр Гаврилов (1669–1670), который впоследствии рисовал «перспективы» в Кремлевских садах, занимался разведением всяких растений и, вероятно, планировкой садов .

К сожалению, среди этих иноземцев нет ни одного, который был бы упомянут на всех объектах, поэтому не представляется возможным точно установить авторство чертежей. Однако можно уверенно говорить об их иностранном происхождении. Для установления авторства данных чертежей необходимы выявление новых источников о деятельности упомянутых иноземцев и их автографов.

Чертежи иностранных картографов являются самыми точными изображениями, поскольку они построены на математической подоснове с использованием линейного масштаба и азимутального ориентира. Особый интерес представляют перспективные изображения, которые отличаются высокой степенью детализации. Ярким примером являются чертежи Измайловского острова и местности у Просянской плотины.

4. Этапы проектирования хозяйственных объектов на примере Строкинского кирпичного завода

На примере чертежей Строкинского кирпичного завода можно определить основные этапы проектирования хозяйственных объектов. Строкино в 1663 г. находилось за территорией Измайловской вотчины во владении А.И. Матюшкину, что было зафиксировано в раннем чертеже вотчины . Царь Алексей Михайлович приобрел эти земли до мая 1665 г., когда Строкино упоминается в документах приказа Тайных дел .

В середине 60-х гг. XVII в. был составлен ситуативный чертеж (№ 68) вотчинного двора А.И. Матюшкина в Строкине. Затем был составлен проект Строкинского пруда с островом: остров — диаметром 60 сажень, пруд — шириной в 50 или 100 сажень (в дальнейших проектах использовался последний размер), общая расчищенная территория под пруд должна была составлять 1200 сажень по окружности .

Строкинский пруд был выкопан с мая 1665 г. до конца сезона 1666 г. , с отступлениями от проекта: ширина сохранившегося пруда составляет около 20 м, граница проектировавшегося пруда соответствует положению современных валов.

Подготовка к строительству кирпичного завода началась с 1665 г.: в Строкино ежемесячно ввозились бревна, столбы и дрова, заключались подряды на копание и подвоз глины «к кирпичному делу» . С сентября 1665 г. по апрель 1666 г. был построен скотный двор, в котором содержалось 50 лошадей .

До апреля 1667 г. было создано два чертежа строений кирпичного завода вокруг Строкинского пруда . Чертеже № 63 и № 65 имеют незначительные отличия, в частности на чертеже № 65 отсутствует изображение острова, так как в данном случае автор акцентирует внимание на постройках .

Особенностями их планировки являются: центрическая композиция с центром на острове, деление территории вокруг пруда на 5 равных секторов, веерообразное расположение пяти зданий внутри каждого сектора. На чертеже № 63 сектора не разграничены, каждые пять зданий примыкают к полукруглому забору, который, в свою очередь, примыкает к озеру. На чертеже № 65 каждый сектор отделяется от соседних оградой и вся территория вокруг пруда обнесена оградой, а каждые пять зданий примыкают к небольшим прудкам, соединяющимся с большим прудом. При строительстве был использован принцип разделения секторов, отмеченный на последнем чертеже. Торосы, упоминавшиеся в Переписной книги села Измайлова 1687 г. , хотя и не были изображены на чертежах, но, видимо, располагались на валах и окружали все здания завода, как было принято на заводах XVII в. Деление завода на пять комплексов должно было обеспечивать, вероятно, самостоятельную работу отдельных частей завода и быстрое использование привозного сырья.

Наиболее интересны 25 каменных зданий, длиной по 40 саженей, шириной по 8 саженей, каждое из которых имело по два высоких окна и одно круглое окно в верхней части здания, завершались здания шатровым верхом с треугольной крышей. Эти сараи с характерными для кирпичных сараев XVII в. размерами и устройством были построены в апреле 1667 г. Они предназначались для формовки и обжига кирпича . Различия в размерах сараев (60х4 вместо 40х8) и их количестве (16 вместо 25) на чертежах и в приходо-расходных книгах Тайного приказа, видимо, обусловлены изменениями проекта.

Таким образом, перед началось проектных работ создавался ситуативный чертеж, который очевидно был необходим для того, чтобы вписать объект в существующую среду. Затем создавались проектные чертежи, которые уточнялись и детализировались на каждом этапе реализации проекта. Последние изменения чаще всего вносились в проект непосредственно на местности. Они не отразились на проектных чертежах, поэтому описания объектов в Описи 1687 г. нередко отличается от их проектных изображений.

5. Этапы проектирования на примере Измайловского острова

Ранние чертежи центра Измайловской вотчины зафиксировали планировку двора Н.И. Романова и села Измайлова (см., например, чертежи № 6 и 31). Строительные работы затронули территорию к северу и югу от будущего острова, где были выстроены риги и Льняной двор. К 1664 г. был подготовлен масштабный проект по созданию в пойме реки Робки (Измайловки, Серебрянки) плотин. На чертеже № 31 отмечены существующие объекты между селом Измайловым и Владимирской дорогой (церковь, Государев двор, пруды, плотины, мельницы, рощи, поля) и указаны места, где строить льняной двор, плотины и амбары. Любопытно, что до нас не дошел ни один проектный чертеж Серебряного и Виноградного прудов, которые окружили Измайловский остров в середине 1660-х гг.

В то же время после создания прудов в конце 1660-х гг. было создано много чертежей с изображениями построек на Измайловском острове и обмерами острова. Одним из самых ценных чертежей этого времени является чертеж № 43, выполненный иностранным картографом. На нем с максимальной детализацией изображены постройки двора Н.И. Романова, а также церковь Покрова и крестьянские дворы. Дальнейшие этапы проектирования территории Измайловского острова также слабо отражены на чертежах. На чертежах № 73 и 78 намечались визуальные связи Покровского собора, построек государева двора и какого-то объекта, находящего к северу от Измайловского острова (вероятно, это — Льняной двор или Аптекарский огород).

Последним из сохранившихся чертежом является проектный чертеж застройки Измайловского острова, созданный в первой половине 1670-х гг. (№ 66). На нем обозначены существующие объекты: Виноградная и Измайловская плотины, Виноградный пруд, роща, бывший двор Андрея Кельина и Житный двор к югу от острова. Особое значение имеет изображения строящихся объектов: показаны контуры Покровского собора, три яруса Мостовой башни и конторы моста.

Чертежи Измайлова из собрания РГАДА представляют огромный научный интерес. Они свидетельствуют о взаимодействии русских и европейских картографов и позволяют представить особенности формирования Измайловской дворцовой волости в царствование царя Алексея Михайловича. Эти чертежи могут стать не только важным источником для исторических реконструкций, но и должны активно использоваться в экспозиционной деятельности Московского государственного объединенного музея-заповедника.

А.В. Топычканов

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Система Orphus