Церковь Вознесения Господня, ансамбль усадьбы Коломенское

Древнее подмосковное село Коломенское известно еще с начала XIV столетия. Впервые о нем упоминает духовная грамота Ивана Калиты. Издавна это село, расположенное на высоком берегу над поймой Москвы-реки, служило летней резиденцией московских князей и царей. Особенно любил и обустраивал его великий князь Василий III, в годы правления которого в Коломенском был построен знаменитый храм Вознесения – главное и самое красивое здание дворцового села. Это первый каменный шатровый храм на Руси, положивший начало замечательному храмовому стилю, просуществовавшему до реформы Патриарха Никона в середине XVII века.

О начале строительства церкви Вознесения в Коломенском никаких документальных сведений не было обнаружено. Легенда дату начала строительства церкви Вознесения в Коломенском связывает с рождением долгожданного наследника великого князя – будущего царя Ивана Грозного.
Завершилось строительство в 1532 году, о чем в летописи сохранилась короткая запись: Того же лета (1532 г.) свершена бысть в Коломенском церьковь камена Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа”. Освящение храма произошло 3 сентября 1532 года митрополитом всея Руси Даниилом в память одного из крупнейших праздников христианства – Вознесения Господня. Летопись сообщает о трехдневном пиршестве по этому случаю великого князя, митрополита Даниила и многочисленных гостей.

Вероятно, в строительстве храма принимали участие итальянские зодчие. В пользу «итальянской» версии говорят элементы декоративного убранства храма, не встречавшиеся прежде в русской архитектуре: характерные для архитектуры Возрождения пилястры с резными капителями и обрамляющие окна полуколлонки, типичные для позднего Средневековья и Ренессанса Италии готические килевидные арки – вимперги. Об участие в строительстве церкви Вознесения иностранного архитектора свидетельствует найденная на одном их пилястров дата – «1533». В ней необычно для России все: готико-ренессансный шрифт (похожим шрифтом ставил даты на своих картинах Альбрехт Дюрер), употребление арабских цифр для обозначения даты( на Руси того времени даты обозначались буквами кириллицы, снабженные особым знаком – титлом), манера летоисчисления от Рождества Христова, а не от Сотворения мира, как было принято на Руси, и, главное, отсчет нового года по одному из итальянских городских календарей не с сентября как на Руси, а с марта.

В 1528 года в Москву с посольством великого князя из Рима прибыли итальянские архитекторы. Среди них был Пьетро (Франческо?) Анибале (Петр Ганнибал) или Петрок Малой (т.е. младший, молодой), как его называли в Москве, которого считают архитектором церкви Вознесения.

Церковь Вознесения была поставлена на высоком холме правого берега Москвы-реки. В основание храма был заложен уникальный фундамент: это огромная искусственная скала площадью 600-650 м² (26х24 м) и объемом 4000 м³. На склоне речной террасы был вырыт огромный котлован, дно которого укрепили сваями. Затем из блоков известняка, скрепленных раствором, сложили монолитный фундамент, который имел разную глубину. Дальняя от склона более массивная часть фундамента образовывает как бы «якорь», который закреплен за склон и не дает огромному храму сползти по склону. Верхний край фундамента в виде невысокого стилобата виден на поверхности склона. Фундамент дополнительно приподнял храм и вынес его вперед, над обрывистым склоном.

Основной монолит храма, построенный из большемерного кирпича, состоит из подклета, расчлененного четверика над ним, восьмерика и восьмигранного шатра, увенчанного восьмигранным барабаном с маленьким куполом и крестом. Переход от нижней части к восьмерику скрывают ряды тройных кокошников, из которых как бы «вырастает» восьмигранный столп. Фасады «столпа» украшены по углам пилястрами, а стены четверика заостренными треугольными глухими арками (вимпергами), что подчеркивает общее устремление всего объема храма вверх. Главный элемент и главное новшество в композиции храма – его купол: уходящая в небо вытянутая многогранная пирамида. Виртуозно рассчитанные пропорции шатра, одновременно мощного и легкого, подчеркивает гурт (вал, проложенный вдоль всех ребер) и ромбовидные ячейки «сетки» из алмазной огранки белокаменных бусин. Со всех сторон храм обрамляет двухъярусная обходная галерея, на которую ведут три выносных крыльца с всходами Такие галереи-обходы в сочетании с высоким центральным объемом здания часто встречаются в проектной графике великих теоретиков итальянского Ренессанса, но ни в Италии, ни в других странах Европы эти проекты не были осуществлены.

В общем плане храм представляет собой равноконечный крест с короткими ветвями. В храме отсутствуют важные для традиционной православной церкви полукруглые апсиды: восточная стена внутри и снаружи абсолютно плоская.
Широкая галерея, которая опоясывает храм, впервые встречается в русском зодчестве, так как для архитектуры православной Руси было не типично помещать любые сооружения восточнее алтаря.

По центру восточного фасада галереи, с которой открывается вид на заречную пойму, помещен каменный трон, о котором существует много легенд. По одной из легенд оттуда царь Алексей Михайлович раздавал милостыню после богослужения. Вырезанное из камня оформление трона – высокая спинка с канилюрами, полуциркульная конха, заполненная дубовыми ветвями (от греч. konch – раковина – внутренняя часть свода апсиды в виде четверти сферы: находится над престолом, жертвенником и диаконником, и символизирует «невещественную Божию скинию» – Божию славу и благодать), боковые филенки с растительным орнаментом (листья аканфа), ножки в виде лап животных – несомненно, имеет ренессансное происхождение и по внешнему облику близко тронам Богородицы на полотнах итальянских мастеров XV-XVI вв. Одно из предположений, что перед нами уникальная трехмерная икона «Престол уготованный» (Этимасия) – символ второго пришествия Христа и Страшного суда. Богословское толкование Вознесения тесно связано с идеей небесного престола и нового пришествия Иисуса. Присутствие этого трона превращает шатер храма в огромный киворий, осеняющий трон как святыню, и переносит иконный, образный характер на всю архитектурную композицию.
Несмотря на внушительные внешний объем, площадь внутреннего помещения церкви Вознесения сравнительно не велика: 8,5 м х 8,5 м. Маленький по площади интерьер храма не был предназначен для большого количества людей, так как это была домовая церковь. Во время богослужения в ней находился царь, члены царской семьи и некоторые близкие ему сановники. Открытый для обзора шатер уходит на 41 метр вверх. По углам его стоят мощные, украшенные резными белокаменными капителями пилястры. Малая площадь помещения, как бы сжатого пилястрами, и большой слой воздуха над головой подчеркивает высоту зала. Свет в храм проникает через окна, расположенные необычно. Нижнюю часть храма освещают проемы, прорезанные не в стенах, а в угловых выступах четверика. Четыре окна основного яруса устроены в фасадах ветвей креста. В восьмерике окна размещены крестообразно в противоположных гранях шатра. На гранях без окон их заменяют ниши. На фасад и внутри восьмерика выходят маленькие щелевидные окна лестницы, которая идет внутри стены, огибая восьмерик с юго-запада. В шатре окна размещены по сторонам света. Удачно расположенные окна дают много света и делают шатер легким, наполненным воздухом.

При строительстве церкви пол был устлан треугольными керамическими плитками коричневого и черного цвета, уложенными конвертом. Древний иконостас XVI века и роспись стен не сохранились. Из первоначального иконостаса известны три иконы, которые были в 1532 году при освещении внесены в церковь. Они изображены на миниатюре из Лицевого свода XVI в.
В ходе реставрации 2007 г. был воссоздан по аналогу подлинных царских врат 1570-80-х гг. древний тябловый иконостас.

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Система Orphus