Престольная палата

В царских дворцах XVII века Приемной (или Тронной) комнатой была Передняя (комната), в которой царь в торжественной обстановке принимал иноземных послов.

Позолоченная резьба, великолепные светильники, резная позолоченная (или расписанная живописью) мебель с цветными полавочниками, персидские, турецкие или иранские ковры, сверкающие цветными стеклами окна – весь богатый комплекс украшения и наполнения интерьеров, или, как его называли в старину «хоромный наряд», включал в себя еще один вид древних хоромных украшений – живопись.
Комнатная живопись состояла из «травных» росписей и т.н. «бытейного письма» (изображения на библейские и евангельские сюжеты, притчи и аллегории).

В Престольной палате Хором царя выполнена роспись стен и потолка в технике темперной и масляной живописи по холсту.
Из описи Коломенского дворца известно, что в Передней комнате « …над теми же дверьми изнутри шпренгель и наличники росписаны живописным писмом, в них написан царь Давыд, царь Соломон».
Упоминаются вышеуказанные росписи, посвященные библейским царям Давиду и Соломону и в воспоминаниях иностранцев, посещавших Москву в XVII веке: «С внутренней стороны, в шпренгеле и в самом наличнике дверей помещалось живописное изображение “Суда царя Соломона”.

В книге И. Забелина «Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях» читаем:
«необходимо упомянуть, что все изображения священных событий, все «притчи» списывались большею частью с гравированных рисунков, из разных духовных книг, и не только славянских, но даже латинских и немецких. Без сомнения, для этой цели в Оружейную палату, которая заведывала всеми живописными и иконописными работами по дворцу, куплена в 1676 г. У живописца Ивана Безмина за пять Рублев книга Библия письменная, в лицах, на латинском языке…В 1679 году…преоспективнаго дела мастер Петр Энглес писал в новых хоромах царицы «розные притчи», царя Давида, Царя Соломона, а те притчи – сказано в современной записке – из библеи и из розных книг словенских и латинских. Живописец Иван Салтанов учил даже своих учеников по печатной библии в лицах, которая служила им «для образца и ознаменки».

Вышеуказанные сюжеты, посвященные царям Давиду и Соломону, приводятся также в исследованиях известных историков, например:

И.Э. Грабарь:

«Иностранный художник Петер Энгельс (Петр Гаврилов Энгелес) в 1679 г. писал “на полотне из царственных книг притчи царя Давида на престоле седяща, как он благославил сына своего Соломона на свое царство, да царицу Южскую, как она пришла к царю Соломону с подносными дарами, да притчу Святая Святых, как создал царь Соломон”. В конце того же года он писал “на одном полотне притчу царя Соломона, а на другом идолопоклонение”. В 1680 г. Энгельс пишет “из царственных книг притчу брак царя Соломона на полотне большом к великому государю в хоромы”.
При этом И.Э Грабарь уточняет, «…что даже тогда когда русский мастер брал целиком композицию у Пискатора у него выходило произведение насквозь русское…Пискатор был не просто повторен, а весьма своеобразно переработан».

Многие исследователи русского искусства XVII века в качестве основного источника новых иконографических композиций называют именно Библию Николаса Иоанниса Пискатора, уточняя, что памятники древнерусского искусства XVII века – не формальное воспроизведение иностранных образцов, а их сознательное изменение.
В государственных и частных собраниях нашей страны хранится около 80 экземпляров 13-ти различных иллюстрированных Библий XVI-XVIII вв., главным образом нидерландского и немецкого происхождения, так или иначе связанных с художественной культурой России в XVII – XVIII столетиях. Особенно много дошло до наших дней экземпляров Библии Пискатора (42 экз. 1643, 1650, 1674 гг. издания – Амстердам).
В соответствии с числом уцелевших экземпляров, наиболее часто в литературе упоминаются русские владельцы Библий Пискатора: царская семья (Алексей Михайлович, Федор Алексеевич, Петр I), крупные государственные деятели (А. Виниус), церковные иерархи (патриарх Адриан, архиепископ Великоустюжский и Тотемский Александр, архиепископ Вологодский Симон, архимандрит Антониева-Сийского монастыря Никодим…,купцы…, иконописцы Богдан Салтанов, Иван Безмин и другие.

Исторические аналоги росписей Престольной палаты Хором царя:

Роспись потолка (4 плафона)
Гравюры Библии Пискатора (Амстердам 1674 г.) – фонд Графики ГМИИ им. А.С. Пушкина; фрески, 1670-1680-х г., сохранившиеся в церкви Воскресения в Романове-Борисоглебске, церквях Ильи Пророка и Иоанна Предтечи в Ярославле:
Сюжеты:
Песнь песней царя Соломона, Жертвоприношение царя Давида, Царица Савская дары приносящая, Единение Христа с церковью.

Росписи в шпренгеле и наличниках двери
Фрески церкви Воскресения в Романове-Борисоглебске, церкви Ильи Пророка в Ярославле, иконы второй половины XVII в. из фондов Российских музеев (Ярославский музей-заповедник и Государственный музей-заповедник Московский Кремль); гравюры и живописные полотна французских художников последней четверти XVII в. (из фондов музеев Франции и Дании).
Сюжеты:
Суд царя Соломона, Царь Давид, царь Соломон.

Трон (с подставкой для ног)

Исторический аналог:
Трон царя Алексея Михайловича, 1659 г. Иран.
ФГУК Государственный историко-культурный музей-заповедник
«Московский Кремль». Оружейная палата.

Описание трона царя Алексея Михайловича 1659 г.:
«Остов трона выполнен из сандалового дерева. Облицовка – золотые и серебряные пластины, украшенные причудливыми орнаментами, бирюзой и алмазами…»

Трон для воссозданной Престольной палаты царского дворца в Коломенском выполнен мастерами «Строительно-реставрационной фирмы Бакаут»:

Даниловой Л.М. – реставратором предметов декоративно-прикладного искусства.
Кирилиным С.И. и Репиным Д.А – столярами-краснодеревщиками.

При изготовлении трона применены уникальные технологии подлинника – трона царя Алексея Михайловича 1659 г.: дерево, металл, ткань; резьба, басменное тиснение  по металлу, золочение, серебрение, инкрустация кабошонами.

В передней комнате царских дворцов главным предметом убранства, обращавшим на себя внимание, было царское место, стоявшее в переднем (красном) углу, или же большое кресло, соответствовавшее по своему значению упомянутому месту. В Коломенском дворце по описи 1677 года «в передней комнате (№ 3)… рундук дощатой для царского места».
Сохранились описания царских мест в Грановитой палате Московского Кремля и царских мест, хранившихся на Казенном дворе:
«…в 1621 году…в Грановитой Полате было обито «…большое государево место – камкою бурскою, на червец развода и круги золоты, в кругах шолк бел, зелен, лазорев; атласом …турецким на червец развода и листье золото в цветах шолк бел, зелен; да олтобасом…по червчатой земле лапки золоты».

«… На Казенном Дворе… сохранялось «Государево место, у котораго с правой стороны было прибито по две доски серебряные резные, по них золоченые травы… обито серебром золоченым басемным…Изнутри место обито атласом турским по серебряной земле, по нем травы золоты и шолки разных цветов, сзади снаружья обито атласом золотным по червчатой земле, подножие обито бархатом червчатым с серебряным галуном…»

Львы у царских престолов

В исторических документах («Росписном списке» Коломенского дворца и Описях хором XVII столетия) сохранились описания львов механических, «охранявших» царский трон в Коломенском дворце:

«Подле царского места поставлены были львы, которые яко живые, рыкали, двигали глазами, зияли устами. Туловища их были медныя, окленныя барановыми кожами под львиную стать».

«Под столовую в подклете…четыре туловища львовых медные ломаные, весу в них четыре пуда пять фунтов…».

Иван Егорович Забелин, русский ученый, всю жизнь занимавшийся историей древней столицы, в своем знаменитом труде «Домашний быт русских царей и цариц в XVI и XVII столетиях» (где собран огромный пласт подлинных исторических документов) пишет:

«Механика, приводившая в движение их пасти и глаза и издававшая львово рыкание, помещалась в особом чулане, в котором устроен был стан с мехами и с пружинами. Эти львы построены были в 1673 году, часовым мастером Оружейной Полаты Петром Высотцким. При царе Федоре они были исправлены, в 1681 г., в одно время со всеми возобновлениями и перестройками, какия сделал царь в Коломенском дворце. В начале XVIII ст. львы, уже поломанные, хранились в подклетной кладовой дворца».

Прототипом для московских тронов, без всякого сомнения, как и везде, служил знаменитый трон царя Соломона, библейское описание которого дано в Третьей книге Царств (Гл. 10. Стб. 18-20):

«И сотвори царь престол от костей слоновых велий, и позлати его златом искушенным. Шесть степеней престолу, и образы тельцов престолу созади (по Хронографу: «и на первом степени образ бяше телечь» прим. авт.), и верх престола кругл бе созади его, и руце сюду и сюду на престоле седалища, и два льва стояща при руках. И двунадесять львы стояще ту на шести степенех сюду и сюду: не бяше тако во всяком царстве»

По этому образцу еще с большими затеями устроено было царское место в Константинопольском дворце. Там около трона были размещены золотые львы и другие звери, механика которых была так устроена, что львы «рыкали», а лежащие у трона звери поднимались на ноги как только кто-то приближался к престолу во время торжественных приемов.

Устройство таких чудес русские Хронографы, составленные по византийским летописям, приписывали императору Феофилу. В подражание львам Константинопольского дворца были изготовлены «рыкающие» механические львы и в московских царских дворцах.

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Система Orphus